Егор Кучер: ЦИФРОВОЙ ШОВИНИЗМ: ГРЕФ РАССКАЗАЛ О СЛАБОСТИ ЧЕЛОВЕКА И ОТСТАВАНИИ РОССИИ

Глава Сбербанка Герман Греф выступил с крайне радикальной лекцией перед студентами Дальневосточного федерального университета (ДВФУ). В ней успешный банкир попытался объяснить, как важно ставить себя выше других для достижения цели и почему Россия и ее жители сегодня не могут бороться с западным миром


Глава Сбербанка Герман Греф. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Большинство краеугольных постулатов господина Грефа давно известны. Он озвучивает их при каждой удобной возможности – на круглых столах, форумах, профильных секциях мероприятий.

Однако тезисы эти известны не потому, что о них часто говорит Греф. Предприимчивый банкир повторяет мысли западных бизнес-аналитиков, четко следуя в этом направлению глобального англосаксонского ветра.

Бизнес – это прибыль, а успешный бизнес – это эффективная система по добыче денег. По Грефу и его западным теоретикам, выигрывает тот, кто придумает способ, как обойти и опередить других ради прибыли, как быть лидером. С точки зрения личностного роста об этом уже все или почти все сказали социологи, философы, психологи, а отчасти и психотерапевты.

Однако задачей лекции главы Сбербанка была демонстрация этих принципов в бизнесе, в деле извлечения выгоды. Речь Грефа была насыщена английскими словами и терминами, пропитана пожеланиями равняться на западных воротил бизнеса, их корпоративные идеалы, логику мышления и систему ценностей.

Почему студентам самого восточного университета России стоит относиться с опаской к заявлениям главы Сбербанка и почему в устах господина Грефа не нашлось слов о России, ее пути и людях?

Человек против машины

Этот конфликт тысячи раз был рассмотрен со всех сторон и учеными, и писателями-фантастами. Герман Греф начал свою речь именно с неспособности человека противостоять искусственному интеллекту. Действительно, как человек может производить какие-то операции быстрее машины, когда машина и создавалась для того, чтобы делать что-то быстрее, эффективнее человека?

Фото: Zapp2Photo / Shutterstock.com

Такими были и гениальные изобретения Архимеда, и технологии Нового времени, когда человечество массово перешло от ручного труда к мануфактурам, фабрикам, то есть автоматизации процессов. Развитие в этом направлении продолжилось и в последующие века – паровой двигатель вместо парусов, двигатель внутреннего сгорания вместо конной тяги, наконец, реактивные скорости.

Сегодня же искусственный интеллект производит миллионы вычислений в секунду, и ни один человек не способен на такое. Греф назвал это явление «диджитальностью» – от английского «digital», то есть цифровой.

Мы видим ключевым трендом, который взрывает все индустрии, переход в диджитальную эру. После середины 2010-х годов он охарактеризовался гигантским ростом объема данных. Этот рост только начался, мы в начале экспоненциального пути, но уже сейчас его темпы и объемы данных начинают нас пугать,

– признал Греф.

Еще одна мысль: каждый человек, который пользуется цифровыми технологиями, становится предсказуем, ведь, исходя из его поведения в социальных сетях, несложно составить его психологический портрет.

Цифровые технологии, отметил Греф, развиваются экспоненциально, то есть со скоростью, пропорциональной самой величине: чем больше величина, тем выше и скорость развития. При этой парадигме проигрывает тот, кто мыслит линейно, считает Греф.

В ближайшие десятилетия нам предстоит найти ответы, связанные с использованием технологий для адаптации человека, соединения его с технологиями. Кто не сумеет соединиться с этими технологиями, всегда будет лузером, отстающим, проигравшим,

подчеркнул он.

Глава Сбербанка не сказал ничего революционного. Так было и в другие эпохи, когда человек осваивал технологии своего века. Выигрывал, если освоился и пользуется, проиграл, если не смог освоить.

«Россия – маленькая страна»

По мнению Грефа, реальная роль России в мире невелика. В качестве примера глава Сбербанка привел развитые страны, где капитализация компаний составляет более половины ВВП. Вся западная экономическая система и система рыночной экономики зиждется на бизнесе и корпорациях.

На развитых рынках существует правило «60-30-10». Если мы посмотрим на капитализацию компаний новой экономики и разложим это по ВВП стран, то увидим, что 60% их капитализации – это одна страна, США,

– сказал Греф.

Около 30% капитализации в ВВП страны у Китая и лишь 10% от ВВП является показателем других стран, отметил глава Сбербанка.

У Китая есть огромное конкурентное преимущество – самодостаточность. У них есть огромный рынок. У маленьких стран такой возможности нет, в том числе, я считаю Россию маленькой страной – нам своей емкости рынка недостаточно,

– отметил он.

Глава Сбербанка Герман Греф. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Греф тут же отвечает на вопрос о том, как сделать так, «как у американцев», как добиться таких же корпоративных показателей. По его словам, ключевую роль играет цифровизация экономики. США, по его мнению, опережают в этом всю планету, однако у других стран есть возможность переводить в цифру все новые отрасли.

«На сегодняшний день от 2 до 5% всех отраслей, по разным оценкам разных специалистов, цифровизованы, а от 95 до 98% – подлежат цифровизации», – сказал Греф. Он тут же «подогрел» аудиторию призывами стать новыми Марками Цукербергами и Стивами Джобсами, так как те не успели сделать все.

Новый Стив Джобс в лице сотрудника компании должен стремиться к цифровизации, так как этот инструмент привлекает длинные инвестиции, сказал Греф. Успешный сотрудник в успешной компании всегда будет иметь доходы больше, чем тот, кто не пользуется цифровизацией, так как в него просто не будут вкладывать деньги.

Это положение Греф назвал дифференциацией – парадигмой, в которой один сотрудник или одна компания должны подавлять конкурентов. Греф также напомнил слушателям, что важно эффективно расходовать свою энергию, чтобы быть лидером, опережать других.

Каждый должен стать «Джоном»

Апофеозом выступления Грефа стала старая байка про «Джона» – мечту любого работодателя. Глава Сбербанка рассказал историю, которую часто любят повторять на Западе. Во время Испано-американской войны 1898 года, в результате которой США захватили Кубу, Пуэрто-Рико и Филиппины, американскому командующему нужно было передать секретный пакет. Курьеру предстоял трудный и опасный путь через три линии обороны противника. По словам офицеров штаба США, никто не мог справиться с этой задачей лучше, чем некий Джон.

В итоге его позвали, он без лишних вопросов взял пакет и на глазах изумленного командующего отправился выполнять поручение, не задав ни одного вопроса. Вскоре пакет был доставлен по назначению, а затем в штаб таким же способом поступил ответ.

По словам Грефа, «Джон» с тех пор стал образом исполнительного сотрудника, который молча выполняет все необходимое, преодолевает трудности и не просит начальство разъяснить ему задачу или способы ее выполнения.

«Это человек, которому не нужно указывать детали задачи, путь, не нужно обеспечивать поддержку. Это человек, который видит будущее и умеет его создавать. Мы определили три составляющих «Джона»: видение и креативность, системность мышления и мастерство исполнения (execution). Это чрезвычайно редкое сочетание компетенций», – сказал Греф.

А теперь внимание. Греф, вслед за западными бизнесменами, говорит о том, что выгодно работодателю. В этом вопросе есть важная психологическая зацепка – каждый человек хочет считать себя креативным, способным решать любые задачи, мыслящим системно. Через этот механизм бизнесмен и «покупает» сотрудника, которому, конечно, приятно считать себя тем самым «Джоном».

Выгоды для работодателя – очевидны. Ни вопросов, ни проблем. Сказано – сделано. Вот только каково самому «Джону» было ползти через линии обороны и преодолевать трудности – остается лишь догадываться. Грубо говоря, «Джон» – это идеальный и безмолвный слуга своего господина. Выполняющий самую трудную работу и при этом не спрашивающий о том, как он должен достичь цели.

Фото: Pressmaster / Shutterstock.com

Апология бесчеловечности

Так в чем же прав и не прав Греф? Вряд ли кто-то будет спорить с необходимостью внедрения цифровых технологий. Мало сомневающихся и в превосходстве искусственного интеллекта над человеческим, по крайней мере в части скорости выполнения операций и многозадачности, обработке и классификации больших объемов данных. Однако творить точная машина все же не может так, как человек.

У представителей бизнеса, которые хотят заработать как можно больше, не будет возражений против необходимости «диджитализации» систем. Если сегодня этот механизм приносит деньги, то почему он плох? Однако Греф говорил перед молодыми и амбициозными людьми, а не представителями бизнеса. А значит, рассказывал им все это, чтобы побудить их быть такими же, как и он, как принято в США.

Греф, между тем, так и не сказал об уникальности России. Западные понятия в его словах правят бал, являются основой корпоративного успеха, который первичен по отношению к успеху личности человека. Отсюда и все эти «Джоны» – своеобразные шестерни бизнес-механизмов, которым нет износа.

Россия же обладает и всегда обладала огромным творческим, созидательным потенциалом. Сила личности, подвиг, творческий подход свойственны нашему народу, нашей литературе и культуре в целом. Эти понятия нашли воплощение в произведениях русских классиков романтизма – А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова и других. И в классике реализма, например, у Ф.М. Достоевского, произведения которого знают и ценят во всем мире.

Карикатура: Миланко Каличанин

На этом фоне сентенции об американских «Джонах» выглядят аргументами в пользу корпоративных идеалов с отказом от опоры на личность как основу даже цифровых процессов – ведь управляет ими все равно человек.

Лекция Грефа была познавательна и интересна аудитории. Вот только ценности в ней – исключительно западные, мышление – корпоративное, предусматривающее оптимизацию бизнес-процессов, статус сотрудника как рядового винтика большой системы и гегемонию цифровых технологий, которые должны служить не человеку, и извлечению выгоды из него.

Источник: Царьград.тв

ГЛАВНАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *