Мария Мелькова: НЕВЕСЕЛЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ ПОЕЗДКИ В КОСОВО

Программа «Час писателя». Автор и ведущая писатель Елена Чудинова беседует с исполнительным секретарём Русско-сербского Братства во имя святых Царя Николая и Владыки Николая (Велимировича) Марией Мельковой


Елена Чудинова

Эфир от 6. IX 2017.

Транскрипт:

Елена Чудинова: Здравствуйте, дорогие друзья. У меня в студии постоянный друг нашего радио, и наша живая связь с многострадальной Сербией, Мария Ивановна Мелькова

Здравствуйте Мария!

Мария Мелькова: Здравствуйте Елена, здравствуйте дорогие слушатели

Елена Чудинова: И вот сейчас, особенно приятно видеть Марию, потому что она расскажет нам, прежде всего, о своих достаточно свежих, в пределах месяца, это очень свежие, впечатлениях, о своих впечатлениях о недавней поездке. Мария! Где Вы успели побывать на этот раз? Вы ведь давно не были в любимой Сербии?

Мария Мелькова: Да, сравнительно давно, с прошлой осени. Практически, меньше года. В этот раз удалось проехать, можно сказать «кругом» по Сербии, в том числе в центральной Сербии и в западной Сербии. Но, конечно, самое главное, на дорогом и любимом Косово удалось побывать в этот раз.

Елена Чудинова: И за год, каковы Ваши впечатления о переменах? В какую они сторону, если они есть? Или всё застыло, в каком-то мертвом положении непонятного ни для кого состояния?

Мария Мелькова: К сожалению, перемены к худшему. Как в самой Сербии, так, что конечно разительно очень заметно, это на Косово. Ситуация, действительно, с каждым днем ухудшается. Ну, это практическое следствие того, что Сербия – сербское правительство и сербские власти сдают Косово. Сдают шиптарам – косовским албанцам. Сдают мировому сообществу. Сдают ради чего? в основном, ради того, чтоб вступить в Евросоюз. Хотя, конечно, все понимают, что если это когда то и получится, то очень не скоро. Потому что, как понимаете, Евросоюз совершенно не заинтересован сейчас в расширении и приёме новых членов.

Церковь в с. Осояне близ Истока

Елена Чудинова: Мария! А знаете, меня поражает така слепота правительств, причем всех правительств, такое ощущение, что чем человек выше поднимается по властной лестнице, тем больше умаляются его умственные способности. Потому что, мои друзья недавно были в Греции, достаточно долго и достаточно подробно там были. И впечатления – самые плачевные. Греция же тоже рвалась изо всех сил в Евросоюз! И что в результате? А в результате – ухудшение положения рядовых людей. Ухудшение положения экономики, навязывание норм, которые никогда не были Греции присущи – вплоть до того, что теперь регламентируется выращивать ли оливковые деревья и производить ли оливковое масло. То есть, мне страшные истории, рассказывали о том, как платили компенсацию за сруб старинных оливковых деревьев, по 600 евро за дерево. Но, сколько это дерево должно расти? А поскольку люди, иногда, в катастрофическом положении, они соглашаются. И вырубают собственные сады, потому что и в других странах производят оливковое масло. И поэтому, там же, те, кто регулирует цены, регулирует производство в греческом масле, казалось бы – с родины оливкового масла не заинтересованы. И таких примеров много. Люди страшно недовольные. Но как же? Почему не доходит до высоких кабинетов, что членство молодых стран в Евросоюз приносит значительно больше проблем, чем благ. И блага то очень относительные.

Мария Мелькова: Понимаете, я не знаю, насколько это «не доходит». То, что до них доходит, это доходит не снизу. Это не глас народа, не глас разума, голос ученых-экономистов, и так далее. До них доходят просто те директивы, которые спускаются сверху, от их хозяев. И потому, они действительно спешат сделать то, что им прикажут.

Елена Чудинова: Но, понимаете, сказав собственно такую жесткую формулировку, Вы как раз сейчас себе чуть-чуть противоречите. Евросоюз не хочет Сербии, Так зачем же тогда Сербия делает то, чтоб в него вступить?

Мария Мелькова: Евросоюз, конечно, не хочет не только Сербии, но и других стран. Это ясно. Но, это очень удобный повод манипулированием и шантажом по отношению к Сербии. То есть Сербию заставляют принять те условия, на которых, якобы, когда-то она может вступить в Евросоюз. Из высоких кабинетов сербской власти раздаются сказки о том, как будет прекрасно в Евросоюзе. Хотя, действительно все видят ту катастрофу экономики, которую пережила и ещё до сих пор переживает Греция. У всех на глазах сельское хозяйство, разрушенное в Болгарии. Сейчас Хорватия переживает очень непростой период: действительно все экономические показатели ухудшились. Хорватия была последней страной, принятой в Евросоюз. То есть, это очень свежий и яркий пример.

Елена Чудинова: В Болгарии сейчас очень бедно люди живут, я была в Болгарии.

Обложка двуязычного издания книги «Письма из анклавов» Ивана и Мони Йович, в переводе Марии Мельковой. На выставке «Православная Русь» в конкурсе «Просвещение через книгу-2008» книга была отмечена Русской Православной Церковью как «Лучшая духовно-патриотическая книга»

Мария Мелькова: В Болгарии, в Румынии. В этих странах, как Вы говорите, все регламентировано: вывоз сельхозпродукции. Не смотря ни на что, создается картина, что якобы в Евросоюзе будет лучше. Здесь есть некоторые моменты, я не помню, говорили мы об этом или нет: очень важно для Сербов было, и остается до сих пор – свободный режим въезда и выезда из Европы. Потому что всегда, в течении второй половины 20 века, самый дорогой и самый престижный паспорт в Европе был югославский. За счет того, что он давал преимущества для…

Елена Чудинова: …Центральной и Западной Европы, разумеется, да…

Мария Мелькова: …и Восточной тоже, потому что, в конце концов, Югославия входила в восточно-европейские страны. Хотя, она была основателем Движения Неприсоединения. Но, тем не менее, там строй был социалистический. С другой стороны, она относилась к соцстранам. И у нас, как Вы помните, тоже были путёвки в Югославию. И югославы сами могли свободно ездить в Европу и Америку, имея свой загранпаспорт: с одной стороны, то чего лишены были все остальные страны восточно-европейские страны социалистического лагеря; а с другой стороны, они могли также свободно ездить и в Восточную Европу, в том числе и в Россию, потому что они относись всё-таки действительно к соцстранам. Это была единственная страна, единственный паспорт, который давал такие преимущества. Сербы очень всегда этим очень дорожили. И когда было принято соглашение о безвизовой поездке в Европу, еще в 2000-х годах, это был такой триумф. После тех санкций, которые претерпела Югославия и Сербия в течении долгого времени, когда они вообще были отрезаны от всего мира. И вспоминая то благополучие и благоденствие, когда еще во времена социализма реального… Поэтому, в этом смысле Сербы дорожили этой возможностью ездить куда-то. К сожалению, сейчас действитель очень большая «утечка мозгов» идет на Запад.

Елена Чудинова: Повсеместно. Я последние три года была в трёх странах Балтии. Мне особенно жаловались в Литве, что молодежь, еще «одно из благ», притом как они дорожили своим национализмом, что молодежь оседает в более экономически выгодных и богатых странах Евросоюза, теряют литовский язык, там остаются. У них на уровне того, что в праздник костюмчик надеть. Но, они становятся немцами, преимущественно, и так далее. То есть, все следующие поколения будут потеряны.

Мария Мелькова: К сожалению, то же самое и в Сербии. Может быть, и тоже об этом можно отдельно поговорить о сербской диаспоре. Но вот это , к тому, почему сербскому руководству как-то вот на этой волне евроэнтузиазма все-таки удается заморочить голову своему народу, в частности.

Но, тем не менее, большинство Сербов в первую очередь за сотрудничество с Россией. Но, тут опять же правительство балансирует, что они хотят и в Евросоюз и в Россию.

На этом фоне уже раздаются новые голоса. Свежеиспеченный премьер–министр Сербии Анна Брнабич заявила, что если будет выбор какой-то представлен, то они все-таки предпочтут Евросоюз и Европу России. Конечно, большинство граждан, большинство населения это не устраивает. У нас все-таки есть исторические связи, скажем так, неэкономические, а скорее такие кровные, религиозные, душевные. В Сербии действительно это так: как любят русских в  Сербии, так нигде русских не любят.

Елена Чудинова: Да. И, кроме того, Россия Сербию не бомбила! Или о бомбардировках уже не помнят?

Мария Мелькова: Нет, конечно: Россия Сербию не бомбила! И помнят о том, как пожертвовала Россия, как пожертвовал Государь своим государством, своей семьей, своей жизнью во время Первой Мировой войны.

Елена Чудинова: Да. О том Вы много рассказывали. Но память о последних чудовищных бомбёжках еще кого-то волнует? Или выросло уже поколение, которому это не интересно?

Здание Генерального штаба в Белграде

Мария Мелькова: Всё-таки я думаю, что это поколение не успело вырасти и сформироваться. Всё-таки, не прошло ещё столько времени. Но я помню, когда я в первый раз в 2001 году попала в Сербию, и естественно, 1999 год, когда мы так волновались и переживали. Но, когда я реально увидела эти разбомбленные здания, у меня был страшный шок.

Елена Чудинова: Да. Я понимаю.

Мария Мелькова: А теперь, я приезжаю в Сербию, и вижу что эти здания затянуты, с тем, чтоб скрыть следы вот этих преступлений. Одно время, даже дискутировался вопрос том, что на месте Генерального штаба надо разобрать и построить какую-то многозвёздочную гостиницу. Иностранную, естественно. Это же всегда так делается! Мы можем это и по Москве видеть. Если затянули какое-то здание тканью, или баннером, то потом можно ожидать такого развития событий, когда в один прекрасный день окажется что там уже ничего нет за этой ширмой! А потом будет возведен новодел на этом месте.

Елена Чудинова: Таким образом, возвращаемся к Косово. Шиптары все больше и больше забирают силу. Хотя, казалось бы, куда больше?

Мария Мелькова: Это всё уже идет к такому финалу, что например, до 17 октября нынешнего года, вся система правосудия полностью должна перейти на систему «косовского правосудия». Полиция – уже давно перешла! То есть там только косовская полиция. Там никакого участия сербской полиции нет давно. Но, одной из главных неприятных вестей – сообщение о том, что смещён ректор так называемого Приштинского университета. То есть, университета в Приштине с временным размещением в Косовской Митровице. Там был ректор, довольно твердый человек, твердых убеждений, который не хотел встраиваться в систему образования так называемой «Косовской республики». Но, тем не менее, он был сменён недавно. Естественно, команда ректора тоже меняется. Ясно, к чему это всё ведёт.

Сречко Милачич, сменённый ректор университета в Приштине с временным размещением в Косовской Митровице

Елена Чудинова: Страшно даже представить, какой может быть у этой «республики» система образования.

Мария Мелькова: Да. И вот, кстати, о системе образования. В общей культуре тоже такая же ситуация.

Я тут прочитала потрясающую для меня информацию, о том, что в главной библиотеке Приштины хранится где-то 800 тысяч книг на сербском языке. И теперь, если туда обратиться, то получаете ответ, что доступ к этим книгам воспрещён! То есть – это в наше время свободной информации, отсутствия цензуры и всего прочего. Представляете, что это значит? Это хуже чем какие-то костры из книг!

Елена Чудинова: Значит, собственно говоря, их утилизируют..

Мария Мелькова: Неизвестно. Может быть, и да… Может быть их уже и нету. Я просто думаю, им сейчас не до этого, чтоб этим сейчас заниматься…Просто не выдают и никак в оборот не вводят эти книги. Считается, что они никому не могут быть нужны. Это факт. Тут одна женщина писатель, которая на Косово родилась, в Приштине жила, и там преподавала и работала. Она вот и обратилась. Живой человек. Она обратилась в библиотеку, и вот такой ответ она получила!

Елена Чудинова: Ужасно! А как они это мотивируют?

Мария Мелькова: Никак не мотивируют… Никак. Ну, теоретически, они наверно могут мотивировать это тем, что «нет обращения». А где? В Приштине сейчас нет практически Сербов. Может быть, если там и есть – не более 20 человек.

Елена Чудинова: Нет, ну как же? Если человек подаёт запрос, то «есть обращение»?

Мария Мелькова: Доступ воспрещен! Это официальный ответ. Письменный…

Елена Чудинова: Просто потрясающе! Вот это страшно, конечно когда доступ к книгам закрывается. Это, пожалуй, одно из самых страшных, ну после религиозных святотатств, это для меня на втором месте! И как же настроение людей? Вот как же Вы нашли?

Александр Вучич

Мария Мелькова: Настроение очень мало духоподъёмное, я бы сказала — наоборот. Люди в растерянности, в отчаяние. Можно сказать, что теперь, Президент, бывший Премьер-министр Александар Вучич, — то есть, лица не меняются, как всегда переходят с одной функции на другую — он теперь опубликовал статью в одном из ведущих средств массовой информации в Сербии как раз касательно Косово. Ну, Вы знаете, если по пунктам смотреть, это то, что, если мне память не изменяет, в 2012 году Меркель предложила Сербии семь пунктов, соблюдя которые Сербия может рассчитывать на вхождение в Евросоюз. Практически, два условия – тот диалог с Приштиной, он уже…

Елена Чудинова: Признание?

Мария Мелькова: Видимо, будет такая ситуация. Мы знаем, что такое признание. Признание может быть де юре и де факто. И собственно, де факто – это тоже признание, какое бы он не было.

Елена Чудинова: Де факто, да… Де факто, к сожалению, тоже признание.

Мария Мелькова: Теперь может быть так: сейчас пойдет новый раунд подачи заявок на прием в Организацию Объединенных Наций. Если раньше Сербия очень много вложила денег в кампанию против того чтоб это состоялось, то теперь Сербия ничего не будет делать. Практически, Сербия может не признавать де юре, юридически. А что значит юридически – это установление дипломатических отношений на уровне Посольств и Послов. На самом деле, там уже есть некая канцелярия, где там какие-то офицеры по связи действуют. Все это уже есть реально. То есть, теперь остается, если Сербия не будет никак протестовать против приёма в ООН, в ЮНЕСКО, в другие международные организации, то тогда велика вероятность, что так называемая «Республика Косово» будет туда принята. Конечно, есть право вето, которое могут наложить Россия и Китай, не признавшие Косово.

Елена Чудинова: Ну, знаете, если Сербия признает, что уж говорить России и Китаю… Это прежде всего сербское дело.

Мария Мелькова: В том-то и дело! Как говорил Посол России в Сербии «Есть здесь Сербы»? То есть, мы не можем быть большими сербами, чем сами сербы! Поэтому, конечно, ситуация такая. Все идет, видимо к тому. Сейчас – новые инициативы, бывший Премьер Дачич публикует. Можно и дальше о пунктам разбирать. Но смысл их такой, что «не мытьём, так катаньем».

Один из пунктов этих условий Меркель было то, чтоб продолжить переговоры с Приштиной любой ценой. Вот именно этой «любой ценой» они и хотят дальше это все продолжать.

Елена Чудинова: Мария! Хотелось бы еще спросить: косовские сербы, как сейчас выживают? Как там с работой для сербов? Нет ли какого-то по национальному признаку гонения?

Мария Мелькова: К сожалению, процесс переселения сербов в Центральную Сербию происходит безостановочно. Потому что, например, мои знакомые – многодетные сербские семьи, которым помогает наше Братство, родители просто говорят: «Мы не хотим, чтоб наши дети учили албанский язык в школе. Мы не хотим, чтоб они были записаны потом как косовары», — не косовцы, косовцы это косовские сербы, национальност, — а как граждане Республики Косово, в паспортах. Понимаете? Они должны будут служить в армии Республики Косово. Её еще пока нет, но тем не менее, Хашим Тачи, военный преступник, у которого руки по плечи в сербской крови, он предлагает — сейчас это очень пропагандируют, — что нужно ввести «Косовскую Армию».

Пресс-конференция представителей «Сербского списка»

Сейчас в Организации Объединенных наций американцы и англичане предлагают вывести миссию ООН с Косово, как успешно выполнившее своё дело. Поэтому, настроение среди сербов очень тяжелое. Работы, конечно, очень мало. К сожалению, сейчас 11 июня были выборы, и сербы были вынуждены выйти, те, кто работает. То есть, явка делается за счёт работающих. Потому что им грозят увольнением. Они вынуждены выходить и голосовать за так называемый «сербский список», в котором на самом деле сербские шиптары.

Елена Чудинова: Понятно… Мария! К сожалению, наше время подошло к концу, но я надеюсь, что мы в этом году будем неоднократно продолжать наши беседы. Потому что наши слушатели очень ценят Ваш, связующий с этим прекрасным народом, голос. Спасибо Вам большое.

Мария Мелькова: Спасибо! Я тоже благодарю радиостанцию «Радонеж», которая одна из немногих, кто готов давать информацию настоящую о том, что там происходит. В отличии от остальных, которых мало что уже интересует.

Благодарю Вас, всего хорошего.

Елена Чудинова: До свидания. Всего доброго!

_____________________
Транскрипт: Наталья Пичурина, СРБски ФБРепортер, с поправками Д. Буковички

Источник: Радонеж

ГЛАВНАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *