СЕРБИЯ В МИРЕ «ВЕЛИКОЙ ПЕРЕЗАГРУЗКИ»

Глобальная перезагрузка, хотим мы того или нет, происходит. Она началась с пандемии коронавируса, стремительной цифровизации и перераспределения точек влияния в мировой геополитике. Продолжается этот процесс энергетическим кризисом, замедлением производства, и, что серьезнее всего, – массовой «перепрошивкой» человеческого сознания (процесс, конечно, не новый, но получивший новый импульс на фоне перечисленных событий).

Мировая экономика потребления будет переходить от стандарта «много и дешево» к «мало и дорого», что при резком падении доходов населения по всей планете приведет к самым разным последствиям, в том числе – и ломке традиционного для многих народов уклада жизни. В этой связи консерваторы разных стран уже ищут для себя место в новом мире. О том, какую позицию займет сербский мир в системе «великой перезагрузки», спросили у экспертов сайта «О Сербии по-русски», Драгана Бунарджича, Ранко Гойковича, Стевана Гайича, Раде Янковича, Деяна Мировича и Зорана Чворовича.


Драган Бунарджич, поэт, переводчик, председатель Сербско-Русского Братства Святых Царя Николая и Владыки Николая:

Давайте сначала разберемся с понятием «глобальная перезагрузка». Ведь мы слишком привыкли к чужим, подсунутым выражениям и оборотам слов, которые ничего не значат в нашем понимании мира или несут в себе смысл, полностью противоположный тому, который мы им придаем. Например, у нас многие, даже, казалось бы, довольно серьезные люди, – ученые, политики – записывают Сербию в какие-то «Западные Балканы». Дело дошло до того, что даже каждый школьник на вопрос учителя о географическом местоположении Сербии на «автомате» ответит, что она находится на Западных Балканах. Смотришь на карту, видишь, что территория этой страны занимает центральную часть полуострова – и не веришь глазам своим. Даже российские ученые-балканисты делают то же самое. Как раз по совету великого русского мыслителей Козьмы Пруткова. Конечно, совершенно ясно, что кому-то очень нужно, чтобы Сербия находилась прямо на Западных Балканах, но непонятно, почему такая очевидная чушь обязывала бы к тому кого-то еще?

То же самое и с «глобальной перезагрузкой». Это словосочетание пришло к нам из компьютерного словаря и, конечно же, английского языка. Мы привыкли к тому, что с помощью одной простой операции, нажав пару кнопок на клавиатуре, мы можем «освежить память», восстановить нормальную работу нашего компьютера при возникновении определенных помех. Компьютер сделает все сам, и мы потом можем продолжить работать или развлекаться с того места, на котором остановились. Вся операция занимает несколько минут и ничего не стоит, кроме, пожалуй, нервов.

В реальной жизни дела обстоят совсем по-другому, да и роли разделены совершенно иначе, чем в виртуальном мире, который и придуман для нас в качестве суррогата настоящей жизни, которую хотят похитить у нас. Операторами являются могучие внегосударственные и надгосударственные структуры, кнопки на клавиатуре – это нынешние государства и каждый из нас в отдельности, а предмет программирования – вся планета. Перезагрузка нам, сербам, не новость. Нас перезагружают уже тридцать лет. Перезагружали нашу экономику, культуру, финансы, армию, образование, здравоохранение, законодательство… Результаты налицо. Всеобщее запустение. Никогда человеческая жизнь и достоинство не стоили меньше.

Так называемая «глобальная перезагрузка» – это лишь последняя в длинной череде разнообразных «перезагрузок», отличающаяся от предыдущих только масштабами. На самом деле это самый крупный теракт в истории человечества и наглая демонстрация силы. Всем, кто сохранил хоть зернышко здравого смысла ясно, что это и вирус, и так называемые прививки от него вышли из одной и той же кухни. Суверенитеты государств попраны. Что осталось от этих суверенитетов, если под видом борьбы с «пандемией» беспрепятственно попирают все законы, навязывают безумные правила поведения, усиливают контроль и проводят сомнительные эксперименты над населением, заставляя молчать и шантажируя любого «несогласного», кто осмелится задать неудобный вопрос?..

На этот раз дело не столько в изменении человеческого сознания – над ним издеваются – сколько в нападении на само существо, в попытке изменить сущность человека как творения Бога. Поэтому я не понимаю, какое место для себя ищут «консерваторы из разных стран» в «новом мире». «Новый мир» – это просто продвинутый, усовершенствованный мир, за который когда-то боролись нацисты и все другие человеконенавистнические движения в истории. В конце концов, понятия «консерватизм», «либерализм», «демократизм», «социализм» и т. д. уже в начале XXI века остались лишенными всякого содержания. Их опустошили сами носители этих идеологий с их непостоянством, беспринципной компромиссностью, с которыми они постепенно передавали суверенитет своих государств интернационалистской финансовой мафии, чтобы сохранить свое привилегированное положение в обществе.

В небольших странах, таких как Сербия, это происходит примерно так: кому-то якобы ужасно хочется, чтобы мы тоже стали полноценной частью так называемого «развитого, цивилизованного мира», поэтому они навязывают «стандарты», которые мы должны выполнить для этой цели, потому что нам тоже якобы очень важно стать «цивилизованными и развитыми». Обе стороны, конечно, врут, но об этом не принято говорить. Открывается широчайшее поле для наживы и грабежа, и государство постепенно разрушается и порабощается. В эту работу «консерваторы» внесли не меньший вклад, чем «либералы», только под противоположными лозунгами.

Эта игра окончена. Услуги всяких идеологов, похоже, стали ненужными. Требуется полное подчинение. Трейдеры собственными убеждениями уже не смогут определять свою цену на едином рынке без границ – она растаяла с суверенитетом государств, элитами которых они были. Их титулы и звания больше не имеют никакого значения. Напрасно надеяться, что в новом мире они сохранят свое положение и привилегии. Не будем забывать, что архитекторы дивного нового мира, помимо всего прочего, – оголтелые расисты. Славянам уготована участь самых низших каст будущего рабовладельческого мира. Наш единственный выбор в так задуманном мире – безоговорочное принятие полного рабства, либо борьба за свободу. Чтобы окончательно не попасть в рабство, нам приходится не просто защищать, но и основательно переосмыслить устройство наших государств, коренным образом обновить их на собственных ценностях, прямо противоположным единственной религии дивного нового мира – мамонизме. Я не думаю, что крупные политические фигуры, высокие военные чины, ведущие бизнесмены или высокие церковные сановники, которых мы привыкли постоянно слушать и наблюдать, могут сыграть какую-то роль в этом деле. Этого не происходило и в прежние смутные времена. Поворот может произойти от остатков среднего класса, где национальное чувство, любовь к Отечеству, основная человечность еще не исчезли безвозвратно, итак – духовных потомков сербских воевод и купцов времен сербских восстаний или, например, Минина и Пожарского у русских. Враги человечества это прекрасно знают. Неслучайно «пандемия» сильнее всего ударила по представителям малого и среднего бизнеса. В первую очередь из их среды могут появиться личности, опасные для построения дивного нового мира. Однако новым мининым и пожарским будет намного труднее, потому что, в отличие от прежних, большей частью своего богатства они распоряжаются лишь условно, – их ресурсы в основном находятся под контролем различных «лихварских» учреждений и банков.

«Пандемия коронавируса» кажется первым шагом, сначала к полной приватизации, а затем к окончательной отмене государств. В качестве промежуточных шагов в достижении этой цели уже объявляют о еще более смертоносных вирусах, о более жестких «мерах», вплоть до сценария гражданских беспорядков и всеобщей войны. В случае недостаточного сопротивления воображаемые хозяева нашей жизни могут в качестве переходного решения прибегнуть к отделению «несогласных» в специальные резервации, наподобие того, как уже делалось с американскими индейцами. Такой сценарий также описал Хаксли. С какой стороны ни посмотри, выходит одно – если нам удастся победить и на этот раз, то победа снова будет Пирровой.

Об остальном читайте в книгах пророка Даниила и апостола Иоанна Богослова.

Ранко Гойкович, общественный деятель, публицист, писатель, переводчик:

Невзирая на так называемую «массовую перепрошивку», считаю, что сербский народ по численности и маленький, но это – народ великой ментальности и это показывает вся его история, в том числе XX и XXI века. И только сербский народ среди других православных бомбили нацисты НАТО. И только сербский народ после Второй мировой был на Балканах на стороне истины и правды. Только благодаря сербскому народу Республики Сербской Босния не входит в блок НАТО. Так что я считая, что невзирая на политическую номенклатуру, сербский народ всегда найдет в себе силы, чтобы не стать частью антихристианской цивилизации, можно даже сказать – романо-германской цивилизации. Именно эта цивилизация сегодня считает себя, свою культуру общечеловеческой, но это далеко от истины. Их космополитизм в действительности является шовинизмом и это лишь проявление их гордыни. В действительности, наоборот, «европейские ценности» все больше и больше становятся открыто сатанинскими.

Надо добавить, что нам нужно хранить свои настоящие ценности, православную веру. И надо понимать, что «православность» определяется состоянием духа, а не номинальной принадлежностью (и это относится к клиру в том числе). Православный – тот, кто принимает умом и сердцем Святую Церковь и который со смирением преклоняет голову перед авторитетом Церкви. Поэтому номинальное христианство ничего не значит.

Стеван Гайич, доктор политических наук, научный сотрудник Института европейских исследований и приглашенный профессор МГИМО при МИД РФ:

Мы посмотрим, что будет представлять из себя «перезагрузка» на глобальном уровне и что принесет Сербии. В Сербии идут сильные и противоположные друг другу процессы одновременно. С одной стороны, Сербия в 2022 году станет европейской ЛГБТ столицей. У нас появляются чудовищные законы в части уничтожения традиционной семьи. За последние 9 лет произошла страшная криминализация общества вместе с рядом предательских шагов власти по поводу Косово и Метохии в ходе Брюссельских соглашений. Одновременно в том пространстве, что мы называем «сербский мир» происходит настоящий «ренессанс Православия» и идет он снизу. В Черногории народ отстоял Церковь литиями и крестными ходами, которые совершались месяцами. В итоге, они были главным способом для смены власти. И хотя Джуканович остался президентом Черногории, но потерял парламент и потому правительство формировал не он. Скоро будет перепись, что процент людей, не боящихся себя определить сербами, станет гораздо больше того, что мы имели при прошлой переписи (тогда было 30%). И Черногория снова вернула свой сербский характер.

Нужно сказать, что это имеет влияние и на саму Сербию: храмы в воскресенье заполняются до предела, много молодых среди прихожан. Это идет параллельно с ужасными реалити-шоу по телевидению, близкому к власти. Но стоит отметить, что ведется и большая геополитическая борьба за Сербию. Кажется, что США уступает. Ее агентства по борьбе с наркотиками стали уничтожать системы всех балканских наркогосударствах, которые способствовали глобальному атлантизму. Но мне кажется, что встреча Путина и Байдена, русских и американских экспертов в Женеве могу оказаться в итоге «новой Ялтой». Возможно, это сильная оценка, но история покажет. Очевидно, что после ухода из Афганистана, США будет консолидироваться внутри себя и более селективно рассматривать свое влияние в мире, обращая больше влияния на тихоокеанский регион из-за усиливающегося Китая и Африку, где из-за того же Китая (а отчасти и России) Америка и европейские страны теряют традиционное влияние в бывших колониях.

Китай в Сербии стал гораздо более активен в инвестициях. Они держат главные предприятия: медную шахту в городе Бор и сталелитейный комбинат в Смедерево, который принадлежал ранее американскому US Steel. Китайцы конкурируют и с Россией в Сербии. Сербские железные дороги модернизирует одновременно и Россия, и Китай. Вакцины в Сербии пока производит Россия, но и Китай строит свою фабрику вакцин. Китайцы начали делать и политические заявления. Бывший китайский посол заявил, что Сербия не должна торопиться с решением вопроса Косово, так как Китай уже 100 лет ждет Тайвань. Это был понятный сигнал для власти. Также Китай и Россия во время последнего кризиса в Косово проявляли участие в этом вопросе. Если и были какие-то планы по предательству Косово, планы НАТО в отношении региона, своей активностью этот процесс остановили Россия и Китай, которые являются постоянными членами Совбеза ООН и гарантами Резолюции 1244, гарантирующая суверенитет Сербии на всей ее территории. Китайцы вместе с Россией выступили против нового высокого представителя по Боснии и Герцеговине Кристиана Шмидта.

В Сербии идет ожесточенная как геополитическая и внутривластная, так и внутриобщественная борьба, и реальная, видимая, и духовная, что на фоне всего происходящего зла одновременно возрождается и сербский дух, причем не только в самой Сербии – но и в других сербских землях на Балканах. Черногория – самый яркий пример этого процесса. Будем следить за событиями, но конкретно в Сербии «перезагрузка» будет подразумевать борьбу, которая уже сейчас происходит на наших глазах. Такая борьба не происходит в большинстве балканских стран, где все определено. Большой вопрос – что будет с самим альянсом. Макрон заявил, что НАТО уже клинически мертв. Недавно с Грецией был подписан договор, в соответствии с которым Франция за приемлемую для греков сумму даст им самые лучшие боевые корабли на фоне противостояния Франции и Турции. Обе – страны, входящие в НАТО, но, несмотря на это, строятся новые военные коалиции. Франция обещала, что будет защищать Грецию военным путем, а Греция – Францию, если третья страна совершит нападение. Понятно, что имеется в виду Турция, хотя это и не озвучивалось.

Весь мир «бурлит», в том числе – Сербия как центр Балкан, а Балкан – как одной основным нервных центров мира. Все перемены в мире сильно ощущаются в таких местах, как Балканы, Кавказ, Ближний Восток. Сильнее, чем в больших империях. Будем следить с надеждой на Бога за событиями, которые ждут мир и сербский народ в нем.

Деян Мирович, юрист, профессор Университета в Косовской Митровице:

Сербия сейчас ориентирована на ЕС и Вашингтон. Президент Сербии Вучич поставил премьер-министром Aну Брнабич, которая поддерживает ЛГБТ-ценности публично. Это антиконституционно. Народ, напротив, любит Россию, поддерживает традиционные ценности, как показывают опросы. Увидим, что будет дальше, но факт, что в Сербии нет оппозиционных масс-медиа, и что идет ежедневная массированная пропаганда со стороны ЕС, Вашингтона и Берлина.

Президент Сербии даже сказал, что он протестант в душе… и критиковал православную веру. Сербия же всегда была частью православного мира. Будущее Сербии — только с Россией, если Сербия выберет ЕС, то станет колонией.

Раде Янкович, писатель, публицист, режиссер-документалист:

Человечество вступает в завершающую фазу истории. По православной традиции это последние дни. В последние дни будет война ради спасения. Человечество уже участвует в этой войне. И эта война — за души людей. Светская часть человечества называет это «теорией заговора», а православным не следует смущаться: речь идет не о какой-то «теории», а о настоящем заговоре. Силы зла, духи злобы поднебесной, как говорит апостол Павел, давят на нас со всех сторон. Сатана больше не прячется, он сейчас действует открыто, через экуменизм, трансгуманизм, богоборчество, гомосексуализм, тоталитаризм… Все рушится: государства, народы, языки, религия, культура, цивилизация…

И Сербия не избавлена ​​от этого зла. С 1918 года страна двигалась в неправильном направлении. Они убили в двух войнах нас с православными болгарами, просто чтобы объединиться с католиками хорватам, которые мирно нас эксплуатировали и убивали на войне. Что-то похожее это случилось с вами сегодня. Православная Русь находится в состоянии войны с Православной Русью. Жаль наше Православие! Хорошо, что в России есть «Кинжалы» и «Цирконы», но нам непонятно: какие ценности защищают эти ракеты? Россия должна предложить сначала православному миру, а затем всему человечеству альтернативную политику, искусство, науку, культуру, образование, экономику… Мы, сербы, слишком маленькая нация для такого стремления, поэтому мы ждем, что Россия сделает шаг в этом направлении. Я надеюсь, мы не зря ждали, хотя и слишком долго — со времен бомбардировок 1999 года. Это ожидание относится исключительно к консервативной и традиционной части сербского общества, но мы в меньшинстве; нас давят так называемые «модернисты», которые, в свою очередь, стоят на позициях коллективного Запада и так называемых «европейских ценностей».

Мы находимся на «обочине» соцсетей и уже видим, что все кончено. Если ничего не изменится, то как только поколение пятидесятых годов прошлого век покинут этот мир, мы можем вставить ключ в замок и выключить его свет перед тем, как последний погаснет и повесить табличку «закрыто» на двери Сербии. Что касается меня, то, несмотря ни на что, я остаюсь верным сербской православной традиции. Считаю, что консерватизм в политике, культуре, искусстве, религии, образовании сегодня выступает «удерживающим» против воцарения в мире антихриста.

Зоран Чворович, доктор юридических наук, профессор Крагуевацкого университета:

После обретения Сербией независимости не было социальных, исторических, экономических и социально-психологических условий для возникновения серьезной консервативной политической мысли и консервативной партии, как, например, Союз русского народа в России. В Сербии консерваторы (Сербская прогрессивная партия Милана Пироканаца и Стояна Новаковича) были сторонниками некритической тотальной вестернизации, экономического и политического либерализма и секуляризма, а также противниками сотрудничества с Россией. Единственное, что сделало их консерваторами, — это их критическое отношение к демократии, поэтому они были сторонниками двухпалатного парламента. Одним словом, исторически в Сербии консерваторы были за олигархический режим. На первый взгляд это кажется парадоксальным, но в Сербии в XIX — начале XX веков защитниками национальных и православных ценностей и сторонниками внешнеполитических связей с Россией были представители Радикальной партии Николы Пашича, выступавшей за всеобщее избирательное право, суверенитет народа и основные права человека.

Поэтому, когда мы говорим о Сербии, мы должны помнить об этом историческом опыте. Кроме того, следует отметить, что Соединенные Штаты прилагают серьезные усилия для установления консервативных режимов в зоне Междуморья, чтобы не допустить влияния России на римско-католических и православных славян, которые по своей природе восприимчивы к традиционным ценностям, защищаемым Россией, и с другой стороны, чтобы держать Европу разорванной, а Россию изолировать от нее. Эти два факта вместе с формируют у меня сдержанное отношение к возможности серьезного и подлинного консерватизма в современной сербской политике.

С другой стороны, историческое выживание сербского народа, как и других европейских народов, в первую очередь зависит от того, удастся ли ему остановить ускоренный процесс изменения традиционного человека, или, точнее, того, что от него осталось после европейского Просвещения и гражданских и коммунистических революций. Давайте взглянем на большинство сегодняшних ИТ-инженеров и менеджеров, и вам станет ясно, что человек цифровой эпохи — кочевник, который настолько не интересуется государством и его суверенитетом, что считает создание семьи слишком большим. Одним словом, кочевник стремительно формируется, заинтересован в комфорте, не заинтересован в свободе и не желает жертвовать. И каждый народ опирается на жертвы, потому что жертвы (брак, создание семьи, защита Отечества) являются личными и коллективными, гарантируя историческую выживаемость нации. Без жертвы нет культа, а без культа нет сообщества.

Чтобы процесс изменения традиционного человека был остановлен в Сербии и в любом другом государстве, необходимо, чтобы страна восстановила контроль над атрибутами суверенитета, чтобы проводить политику в своих национальных интересах вместо колониальных, направленных извне экономических, образовательных, культурных и любых других политик. В настоящее время это невозможно в Сербии не только из-за Соглашения о стабилизации и ассоциации, которое Сербия имеет с ЕС, и которое серьезно ограничивает ее суверенитет, но, прежде всего, из-за колониальной модели экономики. Бюджет государства Сербия в основном зависит от иностранных, западных компаний, и, кроме того, Сербия не имеет собственной банковской системы, потому что банки, которые почти все находятся в иностранной собственности, имеют в своем распоряжении внутренние деньги. В Сербии нет соответствующих средств массовой информации, чтобы изменить колониальную модель политики, поскольку в качестве предварительного условия для остановки ускоренных процессов изменения традиции и традиционной семьи они находятся в руках либо иностранцев, либо местных магнатов, и они распространяют субкультуру и уничтожают все традиционные ценности. Кроме того, сербское общество — это стареющее общество, средний возраст которого составляет 41 год, а пожилые люди не готовы бороться за будущее.

Образ современной Сербии кажется пессимистичным, если смотреть на ее прошлое с точки зрения перспективы, но он оптимистичен, если сравнивать его с другими европейскими странами и в некотором смысле с Россией. В Сербии значительная часть населения по-прежнему проживает в сельской местности с довольно хорошим экономическим уровнем. Традиционные ценности по-прежнему разделяют огромное количество граждан Республики Сербия. Согласно всем опросам общественного мнения, Сербская Церковь — организация, которой доверяет большинство граждан. Семейные и родственные связи у сербского народа по-прежнему очень сильны, как нигде в Европе. Экономические различия в сербском обществе не так велики, как в России. Семья, семейная собственность, крестная слава, Православие и патриотизм — это, можно сказать, общие для огромного числа сербов ценности, на которых может строиться консервативная политика. С другой стороны, из-за длительного турецкого рабства и своего рода автономии, за которую они боролись в Османской империи, сербы являются великими защитниками свободы. Кроме того, в течение XIX и XX веков сербское общество было серьезно и глубоко вестернизировано, в отличие от вестернизации элиты в России после петровских реформ. Можно сказать, что это — ограничения на формирование консервативной политики среди сербов. Так думал великий Константин Леонтьев, потому что он измерял сербские обстоятельства на основе российского исторического опыта, и мне кажется, что он ошибался в этом.

В конце концов, что, пожалуй, наиболее важно, сербский народ слишком мал, а государство Сербия еще меньше, чтобы иметь возможность провести настоящий эксперимент консерватизма в политике на горячей балканской земле. На протяжении всей истории Сербия перенимали передовые идеи других стран и народов. В последние три столетия это были страны политического Запада, бывшей Византии. Чтобы новая консервативная политика укоренилась в Сербии, необходимо, чтобы такая политика формировалась в новом центре цивилизации. Хотя Россия является единственной страной, которая имеет духовный, исторический, кадровый и материальный потенциал, чтобы стать этим центром, она, к сожалению, еще не стала им, поэтому мы можем говорить только о политическом консерватизме в рамках доминирующей западной идеологической парадигмы. И согласитесь, нам такой консерватизм не нужен, потому что молодое вино нужно наливать в новые мехи.

Беседовал Владимир Басенков

Источник: РуСербиа

(ГЕО)ПОЛИТИКА, ГЛАВНАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *