ФАБРИКАЦИЯ ЧЕРНОГОРСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАЦИИ НЕ ЗАВЕРШЕНА

Речь идёт о тоталитарной психологии – члены правящей партии были воспитаны в однопартийной социалистической системе, а также о приверженности идеологии формирования антисербской политической нации «черногорцев». Тут для черногорствующих был перед лицом пример советской украинизации


Павел ТИХОМИРОВ

Драган СТАНОЕВИЧ

Не так давно митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий предельно недвусмысленно высказался насчёт деятельности президента Черногории. Мило Джуканович, согласно высказыванию владыки, хочет создать в стране «сатанинскую церковь и превратить её в демоническую общину». Сегодня в рамках Балканского Клуба РНЛ помощник главного редактора «Русской народной линии» Павел Вячеславович Тихомиров беседует с нашим постоянным автором сербским православным публицистом, филологом Огненом Войводичем, а также с председателем Скупщины Всемирной Сербской Диаспоры Драганом Станоевичем.

Павел Тихомиров: Господин Станоевич, как вы полагаете: как сложилась так, что Мило смог выстроить столь устойчивую «вертикаль власти», что он оказался буквально непотопляем?

Драган Станоевич: В распоряжении Джукановича все самые необходимые ресурсы для этого. Жёстко выстроенная вертикаль. Черногория — страна маленькая и все друг друга знают. Знают поимённо: «кто за кого голосует». Имея админресурс, большие деньги, поддержку мафии и, самое главное, поддержку Запада и США, можно дирижировать процессом сколь угодно долго.

Джуканович устраивает Запад, он чётко выполняет поставленные ими задачи: отделился от Сербии, признал сецессию Космета, подготовил массу законов, которые уничтожают всё, что определяется как «Сербское».

Кроме того, он умеет перекрашиваться во все цвета: может быть хоть коммунистом, хоть либералом, хоть сочувствующим Православию, хоть антиклерикалом. Всё — по мере необходимости.

П.Т.: Насколько продвинулось дело фабрикации черногорской политической нации?

Д.С.: Этот процесс не завершён и массовые протесты, которые продолжаются уже столько времени, говорят о том, что так гладко, как задумывалось, дело с «монтенегризацией» черногорских сербов не пойдёт.

П.Т.: Политика «монтенегризации», которую проводит Джуканович, ведёт к расколу общества. Но каков процент людей, позиционирующих себя, условно говоря, антисербами?

Д.С. Сложно так сказать, но я думаю, не больше 25%. И это без учёта тех, кто живёт в Сербии. Остальное — это все элиты, криминал и администрация. Т. е. это все те, кто имеет конкретный интерес и кого не устраивает правовое государство. Ведь там правит бал клановость.

Но подконтрольные Джукановичу СМИ завышают количество антисербов Черногории. Дабы создать иллюзию того, что управляющий является «эффективным менеджером». Создаёт иллюзию у кураторов, дабы просто удержаться у власти.

П.Т.: Ситуацию с черногорским расколом комментирует наш постоянный автор – Огнен Войводич.

Огнен ВОЙВОДИЧ

Огнен Войводич: Когда мы обсуждаем проблему «черногорского раскола», то всё время забываем об одной фундаментальной вещи: т.н. «Черногорская церковь» — это не продукт религиозного раскола и не секта каких-то еретиков. Вовсе нет.

Т.н. «Черногорская церковь» — это группа граждан с монахом-расстригой, который выдаёт себя за епископа. Сама группа эта создана правящей партией в качестве одного из инструментов осуществления своих программных целей. Подобную практику пытались осуществлять в СФР Югославии и в СССР, но коммунистические режимы использовали в качестве своих инструментов канонических епископов, которые принуждаемы были к сотрудничеству под давлением.

П.Т.: Но почему же руководство бывшей Союзной Республики Черногории пошло по пути создания протестантской секты византийского обряда, что называется, «с нуля»?

О.В.: Одной из причин антиправославной политики правящей в Черногории Демократической Партии Социалистов является тот факт, что руководство этой политической силой составляют люди, представляющие собою первое некрещёное поколение. Это люди, воспитанные в духе коммунистического безбожия.

П.Т.: Т.е. это люди, которые сознательно порвали с какой бы то ни было традицией. Люди, верующие в Прогресс и искренне считающие религию «тормозом развития человечества». У нас представители осознанно безбожного поколения погибли в горниле Великой Отечественной, и послевоенный коммунизм уже утратил тот антихристианский задор, который был присущ безбожникам довоенным.

О.В.: Правящая партия в Черногории является ни много ни мало Союзом Коммунистов Черногории, переименованным в 1991 году в Демократическую Партию Социалистов. И кроме унаследованного от Союза Коммунистов воинствующего безбожия, социалисты унаследовали ещё две важных вещи.

Речь идёт о тоталитарной психологии – члены правящей партии были воспитаны в однопартийной социалистической системе, а также о приверженности идеологии формирования антисербской политической нации «черногорцев». Тут для черногорствующих был перед лицом пример советской украинизации.

П.Т.: Да, аналогия «черногорствующих» с «украинствующими» интересна ещё и тем, что невольно нам, русским православным людям, бросается в глаза то, что порвавшие с Православной Традицией сербы до сих пор утешаются «югославствованием», как и денационализированные бывшие русские позиционируют себя «советскими» людьми.

О.В.: Черногорская идентичность в Королевстве Чёрная Гора была связана с традицией черногорской державности и православной династией Негошей. А после ликвидации черногорской государственности в 1918 и формирования Югославии эта идентичность претерпела существенные изменения.

Прежде всего, черногорская идентичность обрела форму «сопротивления великосербской гегемонии». И стала инструментом как католической, так и коммунистической пропаганды.

П.Т.: Чем мотивированы современные черногорские гонители Православия?

Митрополит черногорско-приморский Амфилохий (Радович). Фото: © Митрополија црногорско-приморска

О.В.: Для понимания процесса гонений на Православную Церковь в Черногории нужно иметь в виду, что в своё время митрополия сделала неверную ставку на актуальную правящую партию. Одной из последствий этого стало то, что политики черногорской партии власти – через митрополию – преподносились в православном мире в качестве перспективных политических друзей.

П.Т.: Да, в Москве тоже после свержения Слободана Милошевича Джуканович воспринимался в качестве более конструктивного партнёра по сравнению с Зораном Джинджичем – фактическим повелителем малой Югославии, а также последующими представителями официального Белграда. А потом – в силу комплекса причин — геополитический вес Черногории резко повысился, и Джинджич стал «человеком Запада». Теперь ему митрополит Амфилохий уже стал больше не нужен. Точно так же, Джукановичу теперь больше не нужна стала Москва, и он регулярно демонстрирует это. И, само собой, откровенно игнорирует мнение православного мира.

О.В.: Другая причина антиправославных гонений – это прямое указание атлантического альянса. Православная вера не может служить неким общим знаменателем для части стран, вошедших в НАТО.

П.Т.: Да, мы помним, как один из достаточно влиятельных в своё время «лидеров мнений» озвучивал романтическую мысль, суть которой сводилась к тому, что после того, как Украина вслед за Грецией, Болгарией и т.д. вступит в НАТО, Православие станет одной из религий этого альянса, и это приведёт, якобы, к изменению коллективного Запада к святоотеческой вере.

Сегодня даже стыдно за того человека.

Не понимать того простого факта, что «православие», которое будет легитимизировано в странах, ставших явными вассалами североатлантической цивилизации, будет сведено к фольклору, обрядам и вульгарно экуменической пошлости.

О.В.: Третья причина связана с идеей формирования Великой Албании, которая должна стать главным союзником НАТО на Балканах, а также главной базой легитимизированного евроатлантистами «ислама».

П.Т. Шиптари уже с начала XVIII века исполняют роль потенциального надсмотрщика за прочими народами Балкан. Их никто не любит – ни греки, ни славяне, и они прекрасно понимают, что доминирующую роль Большая Албания (включающая часть Македонии, Косово и Метохию) может иметь только лишь при условии внешней поддержки. Вначале в такой роли их использовали Османы, потом – Габсбурги. Теперь – хозяева НАТО.

Фото: © Митрополија црногорско-приморска

О.В.: Четвёртая причина – проблемы с формированием черногорской политической нации.

П.Т.: Да, для фабрикации «черногорской политической нации» необходимо разорвать всякие связи со всем тем, что является атрибутом Сербского мира. И поскольку тема с трансформацией Сербской Православной Церкви в «конфедерацию митрополий» забуксовала, то те, кто фабрикует «черногорскую идентичность», стали действовать грубее и жёстче.

О.В.: Ну и пятая причина – материальная выгода, присвоение добра, принадлежащего Православной Церкви, использование в коммерческих целях, а то и элементарная перепродажа ценностей. Обещание вознаграждений за счёт этого ресурса может являться дополнительным мотивом, подхлёстывающим партийных функционеров к деятельности против Церкви.

П.Т.: Конечно, ландсхнехты, уверенные в своих «трёх днях на разграбление», будут с куда большим упорством бросаться в атаку.

Источник: Русская народная линия

ГЛАВНАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *