Святитель Николай Сербский: СОБОР В ЖИЧЕ

Давным-давно жил один молодой принц. Был он необыкновенно мудр, богат и красив. Все двери мирской славы и наслаждений были для него открыты, но что-то отвращало его от прелестей мира, вожделенных для миллионов людей. И однажды, скрывшись от родителей, он тайно бежал в пустынное место, где поселился как нищий чужестранец. Единственным его желанием было осветить душу свою Божией истиной и Божией волей, и лишь Богу служить.

Житие свт. Саввы Сербского — Предисловие


Епископ Николай Велимирович
(1881-1956)

Архиепископ в Жиче

Савва прекрасно знал великую пользу христианского искусства для утверждения веры. Но до Саввы это знал и Неманя, воздвигший славную Студеницу, а еще ранее – Джурджеви Ступови. О впечатлении, которое производил второй монастырь, есть такая легенда. Некий турецкий паша хотел разорить его. Однако, войдя в храм и увидев величественную архитектуру, фрески, живо и красочно изображающие ангелов и святых, паша в ужасе воскликнул: «Бежим отсюда скорее, ибо здесь пребывает Сам Всевышний!» А что уж говорить о красоте Студеницы!

Даже мусульмане осознавали огромную ценность религиозного искусства, в отличие от богомилов. Богомилы ненавидели большие церковные здания и избегали их, мусульмане же любили возводить высокие мечети, соперничавшие с христианскими храмами. Поэтому они не стеснялись превращать в мечети и прекраснейшие церкви, как произошло со Святой Софией и многими другими храмами на Балканах, включая Сербию.

Жича, в 1889 году

Когда архиепископ Савва прибыл в Жичу, все строительные работы были завершены. Мощная колокольня превосходила высотою все в округе. Каменный храм имел новую среднюю часть с большим алтарем, два боковых придела и весьма пространный притвор, державшийся на двух столбах. Изнутри он был отштукатурен и выкрашен в красный цвет с золотистым орнаментом.

Вокруг Большого храма и храма Святых апостолов были выстроены здания с помещениями для архиепископа, короля, гостей и келий для монахов. Высокая стена со множеством башен и бойниц была призвана защитить монастырь от неприятеля Все это Стефан создал по Саввиному плану, и, конечно, Савва остался доволен. Но теперь нужно было расписать стены и купола, изготовить украшения из камня, металла и дерева. За дело взялись мастера, приехавшие из Фессалоник и Константинополя. Некоторые из них уже работали у Саввы в Хилендаре. Это были лучшие представители византийского искусства. Святитель хотел явить в Жиче чистейший византийский вкус как совершенное выражение православия.

Всегда духом пламеневший (Рим. 12, 11), Савва просил художников поспешить, насколько возможно, хотя знал: спешка враждебна искусству. Святитель хотел ограниченное время наполнить неограниченными делами. Его ожидало тожественное освящение большого храма, хиротония новых епископов, собственная интронизация как первого сербского архиепископа, созыв великого народного Собора и помазание сербского короля. Учитывая все это, он и торопился закончить работы в Жиче.

При освящении Жичи присутствовало великое множество народа. После освящения Савва служил ежедневно и на девяти литургиях рукоположил девять епископов.

За всяким богослужением святитель неустанно проповедовал. Он поздравлял сербский народ и призывал его благодарить Бога за то, что ныне у него есть свои по крови и языку архиереи.

В свою очередь, новых архипастырей Савва наставлял быть достойными преемниками Христа и апостолов, как в частной жизни, так и в общественном служении. «Ваша жизнь, – говорил он, – должна быть устроена так, чтобы вы могли быть примером для паствы. Ибо даже за самую незаметную овцу вашего духовного стада вам придется давать ответ на Страшном Суде».

После наставлений Савва вручал епископам книги на сербском языке, принесенные им со Святой Горы. Он велел переписывать эти книги для использования в монастырях и на приходах. Благословив епископов, святитель направлял их в их епархии как новых апостолов.

Савва посвятил Жичу Христу Вседержителю, Который был изображен на огромной фреске в большом куполе. Храмовый праздник был назначен на день Вознесения Господня.

Святитель пригласил великого жупана прибыть на Вознесение в Жичу с воеводами, дворянами и государственными чиновниками. Он также призвал в Жичу все духовенство. Все они откликнулись и прибыли вовремя. С радостью и восхищением смотрели на Жичу, дивясь ее красоте.

Собор в Жиче

Нет красоты, которая могла бы сравниться с красотою святыни. Потому узревший это возвышенное великолепие воскликнул: «Воздайте Господу славу имени Его; поклонитесь Господу в благолепном святилище Его» (Пс. 28, 2). Ибо только благолепие святыни очищает и возвышает душу. Оно рождает в сердцах людей два благородных чувства: благоговение и радость.

Бесчисленные очи людские с неописуемой радостью и благоговением взирали на Жичу. В дни, предшествовавшие великому празднику, народ по православному обычаю устремился в Жичу, дабы заблаговременно найти место и напитать душу красою святыни.

Просторный церковный двор, берега ручья, монастырский луг, плодовые сады, пригорки, – все было заполнено людьми. Для отдыха и сна были установлены палатки и на скорую руку сооружены шалаши.

Горожане и селяне прибыли в лучших своих одеждах, вышитых и богато украшенных. Жителей разных краев, в том числе самых удаленных, легко было распознать именно по одежде. Все души были устремлены к Богу, а очи – к дивному монастырю, в котором люди надеялись увидеть Савву и великого жупана.

Альфонс Муха: КОРОВАНИЕ ЦАРЯ СТЕФАНА ДУШАНА

Стефан явился в сопровождении принцев, воевод и прочей знати. Все они были облачены в дорогие многоцветные одеяния, препоясаны в соответствии со званием и положением серебряными или золотыми поясами, украшены драгоценностями. Их сопровождал почетный караул, сияющий мечами, копьями, алебардами, шлемами и щитами.

Так два брата встретились вновь. Они приветствовали друг друга тем, что намного возвышеннее и трогательнее слов: слезами взаимной любви.

Звон колоколов призвал ко всенощному бдению. Храм был переполнен. Савва поставил Стефана возле трона, второй трон был приготовлен для самого Саввы.

После пения тропаря «Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш…» Савва произнес следующую проповедь: «Все вы ведаете, как я два раза убегал от вас в пустыню. Ведаете вы также, что ни одна из многих красот мира сего не отлучила меня от любви ко Господу. Мню, что никакое земное благо не стоит столько, сколько искренняя молитва к Богу, и ничто не приносит такого счастья, как она.

Ради вашего блага, соотечественники мои, я оставил мою святую и сладчайшую пустыню и пришел, чтобы только спасти души ваши. Чтобы спасти ваши души, я пренебрег своею. Поступая так, я вспомнил тех древних святых, которые, жалея народ свой, глаголали Богу: «Прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал» (Исх. 32, 32) – или: «я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим. 9, 3). Так и я, желая содействовать вашему спасению, забыл о своем. Но если вы последуете моим наставлениям и примете закон Божий, то спасетесь, а с вами и я. Потому я требую от вас, чтобы вы слушали всякое слово мое, сказанное вам о Господе ради вашего блага.

Не забывайте, как Господь Бог укрепил вас, умножил и возвеличил чрез своего раба, преподобного Симеона. Многие из вас стали правителями и властителями, воеводами и князьями, а некоторые даже жупанами. Но человек, милостью Божией стоящий выше вас по власти и чести, должен носить более высокое звание. Как я был рукоположен и поставлен в архиепископа, получив власть для вашего блага, так и человек, по милости Божией правящий народом нашим, должен быть отличен от других в чести и увенчан королевскою короной. Верую, что сие послужит к вашей собственной чести и славе. Когда это осуществится, я продолжу говорить вам о Божественной вере и вечном спасении».

В ответ на Саввины речи народ в воодушевлении восклицал: «Ты нам от Бога послан, и мы во всем тебя послушаем!»

Конечно, в те времена не было звукоусилителей и громкоговорителей, но произнесенные в храме слова быстро донеслись до слуха стоявшего снаружи народа: «Завтра у нас будет король!»

Стефан – первовенчанный король

В истории каждого народа есть дни исключительные, навсегда остающиеся в памяти народной как решающие в его судьбе. Таковым стал для сербов день Вознесения Господня 1220 года – день интронизации первого сербского архиепископа и коронации первого сербского короля в Жиче. Оба эти события были равно важны и означали полную независимость сербского народа и Церкви от иностранных государств. И оба произошли благодаря усердию святителя Саввы.

В тот день Савва совершал Божественную литургию в Большом храме со всеми епископами, настоятелями монастырей и множеством священников. Сначала епископы возвели его на архиепископский трон. Затем, после великого входа, архиепископ взял освященную корону и возложил ее на главу великого жупана Стефана, а на рамена его – королевскую мантию. Наконец Савва помазал Стефана святым миром и причастил его в алтаре. После того святитель объявил: «Стефан, король всех Сербских земель и Приморья». Воодушевленный народ восклицал: «Аминь, аминь – многая лета королю Стефану!»

После богослужения государь пригласил всех присутствующих на трапезу как своих гостей. По распоряжению Саввы, самые бедные были приведены к королю, чтобы получить подарки и радоваться вместе со всеми. Потом Стефан осмотрел храм: нигде на Балканах, исключая разве что Константинополь, не было такой прекрасной церкви.

Притвор украшали два портрета: Стефана и его старшего сына Радослава. На первом – красивый чернобородый человек в драгоценной королевской короне с жемчугами и золотыми кистями – такую позднее носили все сербские короли и цари. На картине нет королевы, хотя в Студенице Неманя изображен со своею супругою Анной. Причина, видимо, в том, что жена Стефана была католичкой. Рядом, на стене, написано, что все сербские государи должны короноваться в Жиче. Там же должны поставляться все епископы и игумены.

Вдохновленный необычайной красотою Жичи, монарх был в неописуемом ликовании. Стефан, без сомнения, был глубоко благочестивый человек и, несмотря на некоторые прегрешения, человек воистину великий. В греховных проступках он искренне каялся пред своим духовным отцом – Саввой и получил прощение.

На следующий день Савва в присутствии короля и свиты произнес продолжительную проповедь. Первая часть ее была богословской, вторая – пастырской. Разъяснив начала христианской веры, Савва стал говорить о ересях и лжеучениях, посеянных дьяволом среди сербов, как плевелы среди пшеницы. Архипастырь призвал всех собравшихся трижды произнести вслед за ним православный Символ веры. Потом повелел повторять: «Мы признаем все Вселенские соборы Церкви… Все, ими отвергнутое, мы отвергаем… Все, ими проклятое, мы проклинаем… Мы чтим честной Крест, на котором был распят Иисус Христос… Мы почитаем иконы Христа, Его Пресвятой Матери и святых … Мы принимаем святое причастие с твердой верой, что это истинное тело и истинная кровь Спасителя… Мы будем придерживаться предания святых апостолов и святых отцов…»

Анастас Йованович: КОРОНАЦИЯ СТЕФАНА (литография)

Это можно было сравнить с происходившим на Иордане, когда Иоанн Креститель взывал к народу: «Покайтесь!»

Окончание собора в Жиче

В те времена проблемы в церковно-государственных отношениях не лишали народ покоя, как это происходит в нашу эпоху. Всякий раз, когда предпринимались попытки силою навязать цезарепапизм или папоцезаризм, их быстро сводили на нет. Были, правда, неприятные столкновения между светскими и церковными властями на личной основе, но временные и краткие. Если появлялись какие-то недоразумения, касающиеся религиозных догматов и канонов и угрожающие единству христианского мира, то об этом должны были судить Соборы. Кем бы ни был виновный: хоть царем или патриархом, – он не мог уйти от ответственности перед Собором.

СВЯТОЙ САВВА (фреска в Милешевском монастыре, 13-й век)

Саввино понимание взаимоотношений Церкви и государства основывалось на представлении о цели человеческого бытия. Святитель ясно осознавал, что земные законы являются всего лишь средством для достижения истинной цели – Царствия Небесного.

Посему и Церковь, и государство должны помогать людям в достижении этой цели. Если же они желают состязаться друг с другом, то пусть состязаются в служении народу, а не в препирательствах о чести и власти. Король и архиепископ призваны быть слугами Божиими чрез служение народу и помощь ему в осуществлении конечного, вечного устремления.

«Ищите же прежде Царства Божия и правды Его» (Мф 6,33), – вот была Саввина программа для сербской национальной Церкви и всей державы. Сие было заповедано не только апостолам, но и иерархам, королям и обычным мирянам.

Со времени святителя Саввы действовал прославленный сербский лозунг: «К Царствию Небесному, а не к царству земному».

Спустя два столетия сербский князь Лазарь поведет свою крестоносную дружину против нашествия мусульман, и великое множество сербов с этими словами примут мученическую смерть. Девиз этот можно было слышать и в более поздние времена.

На третий день Собора Савва выполнил еще одну важную задачу. Это было в субботу, накануне Недели святых отцов Первого Вселенского Собора, составивших наш Символ веры и осудивших ересь Ария. Савва произнес слово о правой вере. Конечно, он думал о тех, кто уклонился в богомильскую ересь или католичество.

Заканчивая проповедь, святитель предупредил присутствующих: «Наши старания проводить добрую жизнь не помогут нам без правой веры в Бога, и правая вера без добрых дел не сотворит нас достойными видеть лице Бога нашего. Потщимся же, чтобы и то, и другое шло вместе, да будем беспорочны и Богу угодны. Вера нас может спасти, лишь когда она соединена с добрыми делами и явлена чрез них, когда она вдохновлена любовью к Богу». Так Савва указал узкий путь, проходящий меж искушений, которые смутили западных христиан. На Западе от ошибочного толкования взаимоотношений церкви и государства и вопроса о том, что важнее для спасения: вера или добрые дела, – происходили нестроения.

По окончании великого повечерия Савва потребовал, чтобы в храме остались только желающие возвратиться в лоно православия богомилы и римокатолики. Архиепископ дал им ясные наставления.

Богомилы должны были прежде всего осудить свою ересь, а потом пройти катехизическую подготовку для крещения. Римокатолики должны были отказаться от своих еретических заблуждений, принять Символ веры Первого и Второго Вселенского Соборов и пройти таинство миропомазания. Таким образом они возвращались к вере своих отцов. Савва благословил епископов так и поступать с покаявшимися еретиками.

Памятник Святому Савве Сербскому в Белграде (Вячеслав Михайлович Клыков, 2003)

На следующий день, в воскресенье, после благодарственного молебна в Большом храме Собор в Жиче был завершен. Король и его свита простились с архиепископом и, испросив у него благословения, удалились. Савва же отправился в маленькую домовую церковь, где и продолжил благодарить Бога за Его помощь.

Освободившись от блистательных архиерейских облачений, святитель в простой монашеской рясе пал ниц пред Господом. И в то время как сербская знать и множество народа разносили о нем славу как о величайшем между ними, смертными, Савва в величайшем смирении пред своим вечным Царем говорил: «Я червь, а не человек».

Перевод Анны Евстратовой 

Источник: Азбука Веры

ГЛАВНАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *