Богдан Лубардич: НИКОЛА ТЕСЛА И СЕРБСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

— Перестань играть с кошкой, — сказала наконец мать, — а то можешь вызвать пожар. Я начал абстрактно рассуждать: а что, если природа —это большой кот? Если так, то кто гладит его по спине? Я пришел к заключению, что это может быть только Бог. Вы, может быть, знаете, что Паскаль был не по годам умным мальчиком, уже до шестого года обратившим на себя внимание. А вот, мне тогда было всего три года, и я уже философствовал. (Письмо Теслы к Поле Фотич, 1939 г.)[1]


Богдан ЛУБАРДИЧ

Богдан ЛУБАРДИЧ

Ваше Преосвященство, епископ Максим, высокопреподобные и преподобные отцы, высокочтимые коллеги, дорогие студенты и друзья, для меня является честью приглашение обратиться к вам с речью от имени Сербской Православной Церкви и Православного богословского факультета Белградского университета по случаю празднования Дня Святого Саввы здесь, в Сан-Франциско. Мне предстоит говорить также и об известном сербско-американском ученом Николе Тесле (1856-1943). Меня попросили рассмотреть, по возможности кратко, его наследие с точки зрения Сербской Православной Церкви. По моему скромному мнению, нижеследующие рассуждения дают разумную и справедливую оценку того места, которое он занимает в коллективной живой памяти Сербской Православной Церкви.

1. Деяния Теслы. Как представляется, в данном случае  следующие слова Господа нашего Иисуса Христа могут быть основным критерием оценки: «По их делам узнаете их» (Мф. 7:16). Плоды работы Теслы светодарны как в буквальном, так и в духовном смысле. С одной стороны, он ввел мир в новую эру цивилизации — век электромагнитной генерации электричества и связанных с ним отраслей. С вашего позволения, назову лишь несколько его достижений: революционные несинхронный двухфазный двигатель переменного тока и трансформатор переменного тока, системы беспроводной передачи энергии и информации, огромный вклад в другие области, такие как рентгенография, радиосвязь и дистанционное управление, не говоря уже о предсказаниях появления интернета и мобильной связи. С другой стороны, он был сам светом, но в ином, я бы сказал, в духовном смысле. Ибо Никола Тесла «раскрывал» тайну света также и своей личностью.

Как ученый, это, возможно, самый выдающийся изобретатель всех времен. Как человек, он без сомнения являет собой выдающийся пример аскетического воздержания, чистоты мыслей и благости в поведении. И в той и в другой ипостасях он принес человечеству неоценимую пользу. Давать свет другим есть добро: быть добрым самому означает просвещать других.

О Николе Тесле можно сказать и то и другое. Поэтому Сербская Православная Церковь всегда без сомнения признавала Теслу своим членом. Я даже позволю себе утверждать следующее: есть связь, особая связь (которую, однако, только предстоит внимательно изучить) между личностью Николы Теслы и тем, что, я полагаю, является светодарными энергиями Святого Духа. Эти энергии даны всем тварям Господом нашим Иисусом Христом — Логосом, посредством Которого все сотворено (Ин. 1:3; Откр. 4:11). По Его собственным словам, «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12).

UZtuho8В этой связи, иконичное изображение Теслы, на котором он с раскрытой перед ним книгой сидит в окружении молний, исходящих из его усиливающего передатчика в лаборатории в Колорадо Спрингс, кажется неким духовным пророческим событием, а не только удивительной иллюстрацией того, как работал гений научной мысли. Ведь эта картина изображает единение физической и метафизической сторон тайны света — одновременно, и возвышенное проникновение в тайну благотворного действия Света.

2. Высказывания Николы Теслы. Но это еще не все. Нельзя забыть слова самого Теслы о вере, Боге и религии — слова, произнесенные в отчетливом Христианском контексте:

«Я вижу страдающего друга, и страдаю сам: мой друг и я — одно. А вот я вижу поверженного врага, сгусток материи, который из всех других сгустков материи в целой вселенной мне наименее дорог, и все же это печалит меня. Не доказывает ли это, что каждый из нас — лишь часть целого?» Следующие размышления этого выдающегося человека тоже показательны: «Много лет я усиленно размышлял, путался в догадках и теориях, рассматривая человека как массу, движимую силой, анализируя его необъяснимое движение в свете теории механического движения и применяя в этом анализе простые принципы механики, пока я не пришел к решениям, которым меня научили еще в раннем детстве. Эти три слова [еда, мир, работа] возвещают основные мысли в Христианской религии. Их научное значение и предназначения сейчас для меня ясны: увеличивать энергию человечества. Когда мы признаем это, мы не можем не поразиться тому, насколько глубоко мудрой и научной и сколь безмерно жизненной является христианская религия, и насколько сильно она отличается в этом отношении от других религий» (ПУ 192-193).

Никола Тесла. Карикатура Бориса Стаевского.

Никола Тесла. Карикатура Бориса Стаевского.

Характерной чертой, составляющей сущность христианства, является умение не просто терпеть своего врага, а любить его, несмотря на его неприкрытую вражду. Как сказано самим Христом, «любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь и другую» (Лк. 6:27-29; Мф. 5:39). Поэтому приведенные мысли Николы Теслы выдержаны в поистине Христианском духе. К вышесказанному нужно добавить еще то, что, как мы видим, приведенные слова ясно иллюстрируют не только твердую веру Теслы в изначальное равенство всех людей как личностей — чувство единства, рожденное духовным сочувствием, — но и его веру в то, что все люди достигают вершины своих возможностей, живя согласно основным, как он полагал, положениям учения Христа и его последователей, и далее, он решается делать научные выводы из перечисленных заповедей Христианской религии, которая, добавляет он, имеет особый характер и отличается от других религий.

Верно также и то, что в других случаях он высказывал мнения, не совсем созвучные с тем, что мы считаем правильным, скажем так, с полностью православной точки зрения. На-пример, приравнивание буддистского учения о равенстве людей христианскому вероучению, или отрицание «религии» как «культа», или рассуждения на тему быстротечности личностности в любом человеке. Вместе с тем эти взгляды можно объяснить его беззаветным стремлением служить всему человечеству, его либеральной всеохватностью и тем фактом, что он прекрасно понимал, что Бог и религия не одно и то же и не сводятся друг к другу. Особым образом Тесла отдал себя Богу, поскольку религия может быть, а часто и есть искажение истинной сущности Бога. И поэтому, согласно одному из источников, он говорит следующее:

«Религия — это просто идеал. Это идеальная сила, которая стремится освободить человека от уз материальности. Я не верю, что материя и энергия взаимозаменяемы, как и в то, что тело и душа взаимозаменяемы. Во вселенной так много материи, и ее невозможно разрушить. Согласно моему видению жизни на этой плане¬те, индивидуальности не существует. Возможно, это звучит нелепо, но я верю, что каждый человек — это всего лишь волна, проходящая сквозь пространство, ежеминутно, по мере прохождения меняющаяся и в конце концов однажды просто растворяющаяся».

Однако даже из приведенных только что слов видно, что Тесла признает религию — даже если это только проекция человеческих желаний на истинно сущее — в качестве избавительной силы. А его оговорка по поводу человеческой личностности объясняется тем, что, как он говорит, он рассматривает «жизнь на этой планете», иначе, по словам богословов, «жизнь в условиях, появившихся в результате первоначального грехопадения». И наконец, приравнивание буддизма и христианства — это, снова-таки, результат его веры в мир — и единство всей твари, — понимаемый как следствие учения о фундаментально божественном потенциале всех людей, предстоящих — или, как он сам, коленопредстоящих — Богу, но не обязательно «религии», трактуемой как представление смертных и падших людей о сущности Бога. И даже в этом случае Тесла снова утверждает, а не отрицает:

«Долгое время эта идея [что каждый из нас — брат или сестра друг другу и часть целого] утверждалась в высшей степени мудром религиозном учении, возможно, не только с целью утверждения мира и гармонии среди людей, но и как глубокая истина. Буддист выражает ее одним способом, христианин — другим, но оба говорят о том же: Мы все — одно» (ПУ 177); в конце концов, эти слова (в квази-аристотелевском смысле) выражают широчайший богословский смысл: «…Я убежден, что космос един и в материальном, и в духовном смысле. Во вселенной есть центр, откуда мы черпаем всю нашу силу, все вдохновение: он влечет нас; я ощущаю его действие и ценности, испускаемые во всю вселенную и содержащие ее в гармонии. Я не постиг тайны этого центра, но я знаю, что он существует, и когда я хочу описать его материально, я думаю о нем как о Свете, а когда я пытаюсь постичь его духовно, он предстает как Красота и Милость. Тот, кто имеет эту веру внутри, чувствует себя сильным, труд для него в радость, поскольку он чувствует себя звуком в гармонии вселенной».

Родители Николы Теслы: отец Милутин и мать Георгина

Родители Николы Теслы: отец Милутин и мать Георгина

3. Церковное наследие Теслы. Предложенные выше аргументы для нас, представителей Сербской Православной Церкви, достаточны, чтобы признать Николу Теслу одним из нас. Это проистекает из всеохватности Православной церкви в вопросах духовности, учения и веры, в частности, из возможности принимать отличное по принципу икономии. Именно это позволяет нам чтить Николу Теслу как одного из нас, хотя он и принадлежит всему человечеству, несмотря на свою беспрецедентную уникальность — или благодаря ей. Его отец, Милутин Тесла — священник Сербской Православной Церкви, открыл сыну чудо божественной литургии в своем приходском храме, где Тесла был звонарем (хотя в детстве ему и не нравилось быть обязанным находиться в церкви каждое воскресенье); его мать — Георгина-Джука Тесла (урожденная Мандич), чьи отец и брат тоже были священниками Сербской Православной Церкви; его крестил, в Сербской Православной Церкви и по сербскому обряду, священник Тома Оклопджия; наставлен в вере он был, скорее всего, право¬славным священником Миле Лемаичем (или Филиппом Лемаичем); все три его сестры — Ангелина, Милка и Марица — вышли замуж за священников Сербской Православной Церкви; сын Ангелины, ученый-богослов Петроние Трбоевич (1876-1933), стал игуменом монастыря Шишатовац, и Никола Тесла обменивался со своим племянником полными нежных чувств письмами; более того, важнейшую поддержку в школьные годы ему оказал дядя и благодетель Митрополит Сараево Николай Мандич (1840- 1907); он считал свой экземпляр служебника (Служабник, Венеция, 1519) самой ценной книгой в библиотеке; он был президентом Сербского церковно-образовательного сообщества в Нью-Йорке; он был попечителем церкви Святого Саввы в Гэри, в штате Индиана (1938); он был награжден Орденом Святого Саввы I Степени (1892).

И в то же время он всегда избегал националистических или узкоконфессиональных терминов, когда говорил о Боге, о христианстве, о фундаментальном единстве и единении человечества, созданного по образу высшей Реальности, то есть по принципам Света, Красоты и Милости. Он был сербом, но и американцем, он был нашим, но и принадлежал всем. Но так можно сказать и о самом Христе: он принадлежит отдельно тебе и мне, и всем «вообще», преодолевая границы времени и пространства, социальных и экономических классов, рас и полов. Так бывает у Бога и у тех, кто от Бога: Тесла был от Бога. Он не стал священником Сербской Православной Церкви, хотя его отец искренне молился об этом — но он стал «священником» науки света и энергии, принесшей, как мы все видим, благие плоды. Он родился в балканской деревушке Смиляне, а похоронили его в Нью-Йорке в соборе Святого Иоанна Богослова, одном из величайших неоготических соборов мира; начал заупокойную службу Епископ Епископальной церкви Уилльям Т. Мэнниг, а завершил ее протопресвитер, преподобный отец Душан Й. Шуклетович, священник храма Святого Саввы, принадлежащего Сербской Православной Церкви, вместе с пресвитером отцом Миланом Мрвичанином.

Так что нет ничего удивительного в том, что бюсты Михайла Пупина и Николы Теслы стоят рядом с бюстом Святого Николая (Велимировича) во внешнем дворе Сербского Православного Собора в Нижнем Манхэттене, освященного, обратите внимание, в честь Святого Саввы. Можно с уверенностью сказать, что Святой Савва просветил сербскую нацию светом Православной веры, сам будучи светом Христовым силой Святого Духа. С такой же уверенностью можно утверждать, что сын священника, Никола Тесла, открыл для всего мира эру сияния, энергии и доселе невообразимого развития и роста. Оба этих человека работали над общим делом, добром для всех. Обобщая все вышесказанное, в 70-летнюю годовщину со дня кончины Теслы мы не можем не повторить слова его матери, благочестивой женщины из Смиляны, с которыми она на смертном одре обратилась к своему любимому сыну: «Ты пришел, Ниджо, моя гордость». Давайте же споем «Вечную память» нашей гордости, нашему Николе Тесле! Ибо он — наше наследие, и в то же время он унаследовал нас, Церковь. «Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мф. 11:15).

[1] Nikola Тesla Letter to Miss Pola Fotitch, “A Story of Youth Told by Age”, у: John T. Ratzlaf, Tesla Said, Tesla Book Company, Мillbrae CA 1984, 284.

Речь, произнесенная на торжественном вечере в память о 70-й годовщине со дня смерти Николы Теслы, проведенном Организацией сербских студентов в Калифорнийском университете в Беркли 9 февраля 2013 года.

По материалам порталов Е-нација и Жизнь в православии

ПРАВОСЛАВИЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *