Любинко Раденкович: Никита Ильич Толстой – ЗНАМЕНИТЫЙ СЛАВИСТ, ГРАЖДАНИН И СЕРБИИ И РОССИИ

Что касается меня, я бы сказал, что моя родина  – Сербия, ведь я родился в Сербии, а моё отечество, моя отчизна – Россия, потому что все мои – отец, деды, прадеды и прадед Лев Толстой – были русские. Так что, думаю, я человек, у которого две родных страны: родина – Сербия, а отечество – Россия


Любинко РАДЕНКОВИЧ

Любинко РАДЕНКОВИЧ

Хотя многим известен жизненный путь Никиты Ильича (1923-1996), однако можно вспомнить   некоторые детали, о которых он сам рассказывал в своих интервью и в которых есть элементы литературного сюжета.

«Отец был в Шанхае после Харбина, в русское общество пароходства и торговли мой отец нанимается матросом, чтобы любым способом попасть в Европу. Но это всё дорого и трудно. И он попадает в Италию, в тот период, когда Муссолини брал власть. Мой отец был лихой, он просто разузнал, что его мать, его супруга, его брат, его сестра – в небольшом городишке сербском, задунайском живут. Городок назывался Србобран, т. е. «защитник сербов». И тут очень интересно мать рассказывает: такие пустынные улицы, пол-день такой, солнечный, как бы пыльный, и вот она видит, что какой-то русский офицер идёт, далеко, в глубине улицы. Она поспешила к нему в надежде что-то узнать об отце. А это был сам отец. Так воссоединились мои родители .

Я явился из небытия через два года в этих задунайских сербских землях, в таком милом городке Вршац, где было очень много русских, очень много русской интеллигенции, но где было всего тридцать тысяч жителей. Но был и театр, такой очень культурный городишко. Нас, моих родителей хорошо принял тогдашний король Александр, который сам был паж, окончил пажеский корпус. Кроме того, всем известно, что Россия, не подготовленная к первой мировой войне, вступила в войну, потому что Австро-Венгрия, а потом Германия напала на Сербию, т.е. защищая единокровных, единоверных сербов. Сербы это помнили и, приняв довольно большое число русских эмигрантов, в основном это были военные, интеллигенты, профессора, они дали возможность жить. И что самое главное – они дали возможность учиться» («Живая старина» № 2(14). 1997. С. 19-20).

Никита Ильич Толстой

Никита Ильич Толстой (1923-1996)

У Никиты Ильича, как он часто говорил, было две родины и два родных языка. Мы в Сербии, говорил он, были не совсем в чужой стране. В русском языке для обозначения своей страны есть два слова: отечество и родина: «Что касается меня, я бы сказал, что моя родина  – Сербия, ведь я родился в Сербии, а моё отечество, моя отчизна – Россия, потому что все мои – отец, деды, прадеды и прадед Лев Толстой – были русские. Так что, думаю, я человек, у которого две родных страны: родина – Сербия, а отечество – Россия.

Собственно, потому я и человек двух культур: оттого, что в детстве и в юности принял сербскую культуру как свою, я и теперь её ощущаю как свою, но при этом, разумеется, я и русскую культуру ощущаю как свою и как культуру своих предков. Эти культуры не столь уж различны меж собой. Они очень близки, и не только по языку, не только по менталитету, если о культуре можно сказать, что у неё есть менталитет, – они очень близки по духовной сущности» («Политика», Белград, 23 сентября 1989).

Можно сказать, что человеку в этом мире дано умереть по крайней мере дважды: первый раз –когда его душа навсегда расстаётся с телом, и второй раз – когда все его забывают. Никиты Ильича больше нет среди живых, но он своей жизнью и работой оставил достаточно   глубокий   след , чтобы   не   быть  преданным  забвенью .

В данном случае оставим в стороне душевность, бескорыстие и многие другие прекрасные качества этого человека. Довольно упомянуть о том, что свою большую библиотеку, которую он годами тщательно пополнял книгами из разных краёв, Никита Ильич завещал Синодальной библиотеке в Москве как особый дар. Этот фонд был открыт в 2003 году, когда отмечалось 80-летие со дня рождения учёного.

Никита Ильич, по своей научной миссии, был славистом. Славянские языки и культура были предметом его постоянного пристального внимания. Об этом говорят и названия книг, как изданных при жизни автора, так и тех, что подготовила и опубликовала после его смерти Светлана Михайловна: «Славянская географическая терминология». М., 1969; «Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике». М., 1995; «Славянская лексикология и семасиология». М., 1997; «Славянская литературно-языковая ситуация». М., 1998; «Очерки по славянскому языкознанию». М., 1999; «Очерки славянского язычества». М., 2003. Добавим к этому и сербское издание – его избранные работы по этнолингвистике и фольклору: «Язык славянской культуры», Ниш, 1995. Если выделить главное в проблематике его научных занятий, можно сказать: прежде всего его интересовала история славянских литературных языков и картина мира в славянской лексике и фразеологии, а также роль слова в языческих обрядах.

rep-tolstojev1Для того чтобы составить наиболее полное представление о картине мира и магической роли слова в славянской культуре, Никита Ильич предпринял несколько важных трудов. Он разработал концепцию фундаментального многотомного словаря славянской духовной культуры (вместе со спутницей своей жизни – Светланой Михайловной) и создал научный коллектив, который под его руководством приступил к подготовке такого труда. Пробный выпуск труда, под названием« Этнолингвистический словарь славянских древностей. Проект словника. Предварительные материалы», был представлен научной общественности в 1984 году. После десяти лет работы, в 1995 году, вышел из печати первый том заявленного исследования: «Славянские древности. Этнолингвистический словарь». Светлана Михайловна, вместе с замечательным коллективом, сумела продолжить работу над этим энциклопедическим трудом и после смерти Никиты Ильича. В 2011 году, как ожидается, выйдет из печати последний, пятый, том этого капитального сочинения.

«Я хочу воевать, как мой прадед воевал под Севастополем», — написал в своем заявлении о вступлении добровольцем в Красную Армию Никита Толстой. Это был октябрь 1944 г., ему был 21 год. Он никогда не был в России и советскую власть не признавал, но считал нужным защищать Отечество. Когда в Югославию пришла Красная Армия, вся семья Толстых помогала сербским партизанам и русским бойцам, а Никита ушел с советскими частями воевать с фашистами в Венгрии и Австрии.
В 1945 году внуки и правнуки Л.Н.Толстого написали письмо Сталину с просьбой разрешить им вернуться в Россию.

Никита Ильич разработал методологию этнолингвистических исследований, указав на необходимость изучения трёх видов реализации культуры: словесного, предметного и акционального. Он поставил такие важные вопросы, как участие предмета как знака в символической коммуникации, «грамматика» обрядового поведения и т.д. Тем самым он дал новый импульс развитию этнолингвистики и семиотики культуры. Кроме того, его ранние идеи из области диалектологии (о важности ареального распространения отдельных лексем и языковых особенностей) помогли ему сформировать убеждение в том, что и явления культуры должны изучаться по ареалам и детально картографироваться. Иначе говоря, он отстаивал мысль, что прежде чем глобально реконструировать славянскую мифологию, надо описать и изучить «диалектологию мифологии» на базе регионального исследования народной культуры . Так же, как историю языка невозможно должным образом постигнуть без познания многочисленных диалектов, точно так же и мифологическую систему невозможно осветить без познания региональных верований, обрядов и обычаев. Эту свою позицию он отстаивал всю жизнь, на практике доказав ее преимущество. В первую очередь многолетним исследованием Полесья.

Он заметил, что в отдельных славянских областях, прежде всего «рубежных», народная культура сохранилась лучше, чем в прочих, и подчёркивал, что настало последнее время, когда её ещё можно описать и изучить. Он был увер ен, что одна из таких областей – Полесье. Вместе со своими сотрудниками он почти три десятилетия вёл полевые изыскания на этой территории. В трудных условиях его коллектив сумел собрать и обработать огромный этнолингвистический материал, на основе которого создан «Полесский архив» и издано несколько чрезвычайно содержательных сборников («Полесский этнолингвистический сборник. Материалы и исследования». М., 1983; «Славянский и балканский фольклор. Духовная культура Полесья на общеславянском фоне», М., 1986). Объём и весомость этого материала очевидны также из книг: «Полесские заговоры (в записях 1970-1990-х гг.)», М., 2003 (сборник подготовили ученики Никиты Ильича Т. А. Агапкина, Е.Е. Левкиевская и А. Л. Топорков) «Полесский народный календарь» С. М. Толстой, М., 2005. Важные работы опубликованы о свадебной терминологии в Полесье (А.В. Гура), демонологии (Л.Н. Виноградова, Е.Е. Левкиевская) и т.д.

Никита Ильич осознал потребность в периодическом издании, где могли бы публиковаться материалы и научные статьи о славянской культуре. Поэтому он возобновил старый русский журнал «Живая старина», вокруг которого скоро сплотился коллектив сотрудников, не только из России, а и из других славянских стран. Один из номеров журнала посвящён сербской культуре, большинство его авторов – сербы (№ 1 (17), 1998). Издание журнала после смерти Никиты Ильича сохранили и продолжили Светлана Михайловна, его ученики и соратники. Другое периодическое издание, которое Никита Ильич бережно редактировал (оно выходит и сегодня), – ежегодник «Славянский и балканский фольклор». Это весьма содержательные сборники научных публикаций о различных вопросах народной культуры и языкового творчества славянских и балканских народов.

Вршац

Вршац

Наконец следует подчеркнуть, что значение учёного можно оценить и по делам его учеников. Из-под пера учеников и близких сотрудников Никиты Ильича вышли поистине фундаментальные труды. Упомяну лишь некоторые из них: А. В. Гура. Символика животных в славянской народной традиции. М., 1997; Л. Н. Виноградова. Народная демонология и мифо-ритуальная традиция славян, М., 2000; Г. И. Кабакова. Антропология женского тела в славянской традиции, М., 2001; Е. Е. Левкиевская. Славянский оберег. Семантика и структура. М., 2002; Т. А. Агапкина. Мифопоэтические основы славянского народного календаря. Весенне-летний цикл. М., 2002; А. А. Плотникова. Этнолингвистическая география Южной Славии. М., 2004.; И. А. Седакова. Балканские мотивы в языке и культуре болгар: родинный текст. М., 2007; С. М. Толстая. Пространство слова: лексическая семантика в общеславянской перспективе. М., 2008; Е. С. Узенева. Болгарская свадьба: этнолингвистическое исследование, М., 2010; Т. А. Агапкина. Восточнославянские лечебные заговоры в сравнительном освещении. Сюжетика и образ мира. М., 2010. К этому следует добавить и ряд тематических сборников, таких как: «Человек в контексте культур. Славянский мир». М., 1995; «Культура и история. Славянский мир». М. 1997; «Миф в культуре: человек – не-человек». М. 2000; «Восточнославянский этнолингвистический сборник». М., 2001; «Признаковое пространство культур». М. 2002, и т.д. «Толстовцы» сегодня есть во многих университетах и институтах России, Украины, Белоруссии, Польши, Сербии, Болгарии, Франции, Бельгии, Америки… Ежегодно в Ясной Поляне проводятся научные этнолингвистические конференции, посвящённые памяти Н.И. Толстого, – «Толстовские чтения».

* * *

Сербы могут гордиться тем, что Никита Ильич вырос в их среде, изучал сербскую культуру и язык, стремился поддерживать научные контакты с сербскими исследователями, а интересы своих учеников направлял в сторону сербской культуры. В формальном смысле благодарность за его труд и любовь к сербам была выражена, когда в 2005 году в Вршаце, родном городе Никиты Ильича, его именем была названа улица. Событие сопровождалось торжествами в этом городе, с учас тием других членов «сербской ветви» Толстых. Русские же могут гордиться тем, что одним из потомков славного Льва Николаевича, почитаемых и вне России, был Никита Ильич. Так он стал символом многовековой дружбы сербского и русского народов.

Источник: альманах Сербско-русский круг 2010/2011, с. 240-243

ЯЗЫКОВЕДЕНИЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *